Иван Богун (petrdub) wrote in peaceinukraine,
Иван Богун
petrdub
peaceinukraine

Почему замерзла «русская весна»



Что помешало кремлевским кураторам реализовать крымский сценарий в большинстве регионов украинского Юго-Востока.

Эта спецоперация готовилась долго. Возможно, все годы украинской независимости. Не именно под этим названием. Не исключено, появилось оно уже на финише, когда пришла отмашка начинать. Название, кстати, не оригинальное, содранное с Арабской весны - серии массовых протестов, революций и военных конфликтов в ряде арабских стран. Но содрана не просто так. Нужна была аналогия: народ, мол, организуется и восстает против диктаторских режимов, в этом случае против «киевской хунты».

Глядя на поспешные шаги, которые впоследствии привели к частичному провалу, начало операции планировалось гораздо позже. Почва для нее не была достаточно подготовлена, многое происходило хаотично. Начинать в Кремле решили, очевидно, после побега Януковича в Харьков и провала там попытки устроить сепаратистский шабаш. Это решение было, скорее, вынужденным, операция повсюду начиналась по-разному, что указывает на отсутствие сложившейся структуры, которая должна была действовать по продуманной схеме и руководиться единым центром. Если в Крыму все происходило без заминки и еще 22 февраля в Севастополе появились первые блокпосты, оборудованные прокремлевскими активистами совместно с милицией, то в большинстве городов Юго-Востока организованные наскоро и традиционно проплаченные выступления имели, скорее, стихийный характер.

Крым пал первым. Многолетняя подготовка к отторжению здесь дала свои плоды.

Можно перечислять десятки причин, почему вражеская спецоперация имела шансы на успех, но начинать стоит с ратификации харьковских соглашений 2010 года, которые продлили пребывание здесь войск РФ. Именно российский контингент станет в 2014-м базой для проведения спецоперации. Все эти казачки и другая массовка были привлечены только для картинки, так как речь шла об имитации народного бунта, которая должна была иметь максимально убедительно.

Грязную же работу - руководство и координацию всей этой массы - выполнят кадровые офицеры РФ. Поэтому удивляться, что все произошло молниеносно, и задействованные элементы сработали как единый механизм, не стоит. Уже 23 февраля украинская власть практически не контролировала Севастополь. Через четыре дня группа спецназа РФ захватила помещение Верховного Совета и Совета министров Крыма в Симферополе, а крымские депутаты объявили проведения референдума о статусе полуострова. Сначала назначили на 25 мая, потом перенесли на 30 марта, а потом вообще на 16 марта. И затягивать действительно не было смысла. 1 марта «зеленые человечки» уже начали блокировать части ВСУ, и все все поняли.

Плохая копия Крыма

Совсем другую картинку наблюдаем в материковой Украине. Под прицел взято аж восемь областей, которые, по мнению кремлевских стратегов, должны были стать легкой добычей. Практически одновременно с Крымом начались акции в Харькове, Одессе, Луганске, Донецке, Херсоне, Днепре, Запорожье, Николаеве и многих небольших городах. Там также устраивали прокремлевские акции, вывешивали триколоры, где-то удачно, а где-то нет делали попытки захвата органов власти, СБУ или МВД, провозглашение народных республик.

Вот только все эти перформансы напоминали, скорее, нелепые локальные беспорядки, чем тщательно спланированную операцию. Массовой поддержки, на которую, очевидно, очень рассчитывали организаторы и которую полностью пообещали кураторам местные массовики-затейники, мятежники не получили, часто приходилось завозить гастролеров, чтобы хоть как-то переломить ситуацию. Даже при подключении всего местного админресурса, тотальной поддержке олигархического бизнеса и щедрого финансирования из Кремля «русская весна» на Юго-Востоке Украины была обречена на провал.

И когда это стало окончательно понятно, только массовый ввоз подготовленных вооруженных диверсантов из России несколько спас операцию. Там, куда их успели забросить, события покатились полностью ином направлении, чем там, куда не успели. Именно наличие границы с РФ и несовершенный его контроль с украинской стороны обеспечили частичную победу террористов в Донецкой и Луганской областях. Через так называемые окна на территорию Украины завозятся оружие, боеприпасы, проникают ДРГ.

Конечно, все это делается не без поддержки Пограничной службы ФСБ РФ, которая не только предоставляет террористам нужную информацию и содействие, но и, несмотря на договоренности с ГосПогранСлужбой Украины, отказывается взаимно закрыть ряд пунктов пропуска. Как результат - только на протяжении мая - июня зафиксировано более 20 случаев агрессии против подразделений ГПСУ и фактический вывод из-под ее контроля огромного участка границы от ППС «Красная Таловка» (Луганская область) до Азовского побережья.

Наличие границы - не единственная причина, почему на Донбассе было сосредоточено особое внимание Кремля. За последнее столетие регион пережил как минимум две волны деукраинизации: Голодомор и массовое заселение русских и уголовного интернационала со всего СССР для участия в строительстве фабрик и заводов.

Большинство из тех, кто приехал строить светлое будущее, осело здесь навсегда, и земля, жители которой еще в 20-30-е годы ХХ века разговаривали по-украински, постепенно превратилась в анклав российской культуры не высшего качества. И хотя за время независимости количество проукраински настроенных граждан заметно выросло, на общем совково-уголовном фоне их все еще было критически мало, чтобы удержать ситуацию. В апреле украинские патриоты Донецка смогли дать последний бой пророссийским титушне, но силы были неравными. Мирные люди против бейсбольных бит и арматуры при полной бездеятельности правоохранителей.

Дальше были захват правительственных зданий, появление оружия, в городе резко возросла концентрация российских политтехнологов и нацистов вроде Бородая или Пургина, и к этой бомбе нужен был только запал. Его роль сыграла группа Стрелкова-Гиркина, которая захватила Славянск, и тогда раковая опухоль сепаратизма начала расползаться по Донбассу.

«На авось»

Впрочем, даже в этих условиях воплотить свои масштабные планы на Востоке Украины России и ее подрядчикам не удается. Даже на Донбассе, поглотить который казалось проще некуда. В чем же причина такого непутевого провала? Ведь в Кремле были уверены, что добрая половина Украины спит и видит, как ее возвращают в «братское» лоно империи. Нужен только сигнал - и «киевскую хунту» сметут, а большинство населения юго-восточных областей станет в очереди за российскими паспортами, постоянно горланя «Путин, приди». Так, по крайней мере, рассказывали слуги империи, которых десятилетиями щедро финансировал Кремль, так отчитывались политики, которые без устали стаями летали в Москву, хвастаясь проделанной работой. К счастью, специалисты с Лубянки и их коллеги переоценили свои возможности и способности своих агентов. А еще недооценили человеческую жадность. Брать деньги и заверять в своей преданности империи отнюдь не означает предано ей служить. Это лишь один из видов грантоедства, которым не гнушаются даже фанаты Путина и царя Николая-страстотерпца.

Плохую скоординированность действий, а значит, заведомо провальное развитие «русской весны» можно объяснить многовекторностью влияния заказчиков на украинских подрядчиков. Основная работа, конечно, велась через официальные представительства РФ в Украине и так называемые культурные центры, которые кроме столицы гнездятся при консульствах в Одессе, Харькове, Львове и Крыму. Кроме представительских и культурных функций эти структуры выполняли еще множество специфических, объединяя и координируя деятельность пророссийских организаций, подпитывая их и используя как инструмент влияния. Впрочем, было еще как минимум два вектора работы, которые были не менее важными и часто пересекались.

Политический, сосредоточенный в руках функционеров Компартии и провластной Партии регионов, и деловой, крепко завязанный на российских владельцев или совладельцев крупных украинских предприятий. Все это четко взаимодействовало, взаемодополнялось и работало на общую идею. Только вот, когда пришло время X, и взаимодействие не дало желаемого результата, сказались недостаток координации, борьба друг с другом и полное насыщение всех структур откровенными маргиналами и фриками а-ля Губарев и Клинчаев.



Обуздать спрута

Рассмотрим для примера попытку дестабилизации в Херсонской области. Механизм, который там был применен, ничем особенным не будет отличаться от аналогичных в других юго-восточных областях Украины. 22 февраля активисты местного евромайдана свалили памятник Ленину на площади Свободы, и уже на следующий день пророссийские активисты устроили акцию, которая закончилась массовыми столкновениями. К вечеру самообороне удалось взять ситуацию под контроль и обеспечить охраной здание Херсонской ОГА. Лишь 1 марта местами фанаты КПУ, КОБа («Комитет общественной безопасности»), медведчуковского «Украинского выбора» и др. собрали следующую акцию под названием «Русская весна».

Они уничтожили памятник Небесной сотне и призвали Путина ввести войска. В тот день столкновений удалось избежать, но уже на следующий, когда ряды местных русофилов пополнили гастролеры из Крыма, защищать ОГА от захвата вышел весь украинский Херсон. Это была едва ли не последняя попытка прокремлевских сил расшатать ситуацию в городе, потому что дальше в дело вмешались украинские спецслужбы.

Главными кураторами акций, по их данным, кроме московских стратегов во главе с Владиславом Сурковым, были агенты, базирующиеся как в Генконсульстве РФ в Одессе, так и непосредственно в Херсоне. Возможности консульства оказались недостаточными для быстрой мобилизации. Хотя под его крылом и выросло несколько будто мощных структур: «Русский культурный центр», областное отделение ВОО «Русское движение Украины», ОО «Русская национальная община «Русы», Центр русской культуры, «Украинско-российский благотворительный фонд», местные филиалы «Русского Единства» и «Украинского выбора», а также малоприметной ХМГО «Новая славянская генерация», ХОО ОО «Спортивный клуб «Дельфин» и ЗОЖ («За здоровый образ жизни»). Впрочем, все они были, скорее, сообществами по интересам, чем силами, способными устроить переворот и захватить целую область. По крайней мере, руководители некоторых из них, как только запахло жареным, сразу переметнулись в государственный лагерь, чтобы их имена не ассоциировались с сепаратистами.

Все упомянутые выше конторы, а также «Комитет общественной безопасности», «Георгиевский союз Херсона», Религиозная община Родной веры славян «Триглав Херсонщины», как и акции, к которым их привлекали, финансировались из разных источников и часто не напрямую из РФ. Среди основных спонсоров и посредников проступают уши персонажей, чьи связи с кремлевскими кураторами трудно не заметить.

Прежде всего олигарха Константина Григоришина, чья ФПГ «Энергостандарт» в регионе имеет достаточно большой экономический интерес, а следовательно, и влияние. Григоришин издавна был спонсором КПУ; кроме того, как уверяют украинские спецслужбы, его «Энергостандарт» находится еще и под бдительным оком Службы внешней разведки ФСБ, что указывает на непосредственную подконтрольность Путину. Похожая история и с Новинским. Бизнес-интересы на Херсонщине у него тоже немалые.

Ну и на третьем месте - старый боец большевистской гвардии Екатерина Самойлик (экс-нардеп от КПУ), подозреваемая в эпизодическом финансировании сепаратистских митингов. Вряд ли она это делала из собственных сбережений, хотя по легенде звучит именно так. Учитывая тесные связи КПУ и с Григоришиным, и с КПРФ, можно попробовать предположить, что товарищ Екатерина - лишь звено большой схемы. Так или иначе, но на митинги ей так и не удалось привлечь много сочувствующих. 250 поборников «русского мира» оказались вершиной успеха. Среди непосредственных исполнителей, задачей которых были организация и проведение пропаганды, акций, силовых противостояний, флешмобов и, конечно, референдума, проступают имена пророссийски настроенных местных депутатов - коммунистов и регионалов.

Причин, по которым Херсон не удалось взять нахрапом, немало. Начиная с неправильного расчета на якобы пророссийские настроения местного населения и заканчивая нехваткой ресурсов у местных русофилов. И дело не только в финансировании. Множество якобы пророссийских организаций, о которых отчитывались и на которые выбрасывали деньги, оказались пшиком. Численности их членов не хватило, чтобы, по крайней мере, расшатать город, не говоря уже о возможности захватить важные стратегические объекты и удержать их, пока Путин придет.

Почти аналогичная ситуация была в Запорожье и Николаеве. Там другие исполнители и кураторы низшего уровня, но сценарий тот же. Шансов расшатать Днепр тоже не было. Особенно после назначения главой ОГА Игоря Коломойского, который со своими партнерами очень творчески подошел к пресечению террористической заразы. Сформированные и вооруженные добровольческие отряды, на въезде в город организованы блокпосты и начата охоты на сепаратистов (объявленное вознаграждение за их задержание и изъятие оружия дало результат). Посильная помощь, конечно, предоставлялась и соседним областям. Речь шла даже о взятии под контроль некоторых регионов Донбасса, где еще не закрепились террористы, но власть в Киеве побоялась наделять Коломойского аж такими полномочиями.

Несколько проблематичнее было удержать ситуацию в Одессе, где трагическая развязка наступила 2 мая 2014 года.

Или в Харькове. Весной 2014-го город буквально кишел антиукраинскими структурами, которые координировало Россотрудничество в Украине: Российско-украинский информационный центр, «Украинский выбор», Политический клуб Юго-Востока Украины, «Киевская Русь», «Славянское единство», Восточноукраинский центр стратегических инициатив, Союз граждан Украины, «Трудовая Харьковщина», «Борьба», «Юго-Восток». Особенно активно отличились боевики «Оплота» Евгения Жилина, которые проходили обучение на базе одноименного клуба, а впоследствии влились в ряды вооруженных формирований «ДНР».

Первая акция сепаратистов в Харькове состоялась 1 марта по инициативе и при участии мэра Геннадия Кернеса. «Мирный митинг патриотически настроенных харьковчан» «За Харьков» плавно перерос в драку между его участниками и активистами евромайдана и завершился захватом здания ОГА и избиением активистов, его защищавших. Украинский флаг на крыше ОГА был заменен на российский, но вечером его убрали.

В ночь с 14 на 15 марта вооруженные члены «Оплота» попытались взять штурмом штаб «Правого сектора» на улице Рымарской, но встретили яростное сопротивление. В ходе ожесточенного боя двое участников нападения погибли, пятеро были ранены.

Вечером 6 апреля Харьковскую ОГА захватили сепаратисты и провозгласили «Харьковскую народную республику», но на следующий день после многочисленных ультиматумов их вытеснили спецподразделения МВД. Этот момент стал отправной точкой для зачистки города от сепаратистов. В начале мая антиукраинские акции пошли на спад, и не в последнюю очередь благодаря контролю над электричками из Белгорода, которые исправно доставляли в Харьков российских погромщиков.

Значительный посильный вклад в сохранение целостности Украины на начальном этапе внесли и многочисленные неизвестные патриоты, которые, несмотря на стагнацию правоохранительных структур и власти на местах, а часто и вопреки их сепаратистским устремлениям, вынуждены были перейти к практической реализации ст. 17 Конституции всеми доступными средствами. Известно о выступлениях плохо вооруженных или вовсе невооруженных отрядов патриотов, которые действовали в Изюме, Сватово, Доброполье и других городах и сумели остановить местных сепаратистов...

Роман Малко, Юрий Лапаев, опубликовано в издании Тиждень.UA


Tags: Россия, Украина, руцкимирЪ
Subscribe
promo peaceinukraine october 5, 08:00 2
Buy for 20 tokens
1594 — Почалося антифеодальне народне повстання під проводом Северина Наливайка. 1930 - під Києвом народився космонавт Павло Романович Попович. 12 - 15 серпня 1962 року здійснив на кораблі «Восток-4» перший в світі груповий політ двох пілотованих кораблів, спільно з А. Г. Ніколаєвим, який…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments