Ле Фея (lilith_le_fairy) wrote in peaceinukraine,
Ле Фея
lilith_le_fairy
peaceinukraine

Разбираем по-пунктам


Разбираем по-пунктам очередное интервью на тему гибели рейса МН17 над Донбассом 17 июля 2014 года, на этот раз - президента России Владимира Путина:

1. "Я уже сказал, что с обеих сторон используется оружие российского производства. И на вооружении российской армии имеются точно такие же системы, о которых говорят эксперты. Точно такие же, произведенные в бывшем СССР или в России";

- да что ж вы делаете, дорогой Владимир Владимирович?! Вам же должны были сказать, что сейчас наша главная линия защиты по-существу строится на том, что Украина имеет на вооружении зенитные ракеты 9М38М и 9М38М1, а у нас их уже давно нет - утилизированы по истечению предельного срока хранения. А вы: "на вооружении ИМЕЮТСЯ ТОЧНО ТАКИЕ ЖЕ системы"... Как некрасиво получилось - эта плюха почище "пассажирского Ту-160" будет, еще не явка с повинной, но перечеркивает половину трудов концерна ПВО "Алмаз-Антей" и наших отважных бойцов информационного фронта!

Кстати, мы - Россия - утверждаем, что утилизировали ВСЕ зенитные ракеты 9М38М1 возрастом более 25 лет. Но есть проблема: концерн "Алмаз-Антей" для своего натурного эксперимента использовал точно такую же ракету, целехонькую и работоспособную, как та, которую показали недавно голландцы, с возрастом 27 лет, а это - чистое палево... (https://twitter.com/EliotHiggins/status/1003904308755214336). Или наш "Алмаз-Антей" взял ее в Украине?

2. "Во-вторых, российских экспертов не допускают к расследованию";

- ну не так, чтобы совсем-то не допускают. После гибели рейса МН17 было начато два расследования: техническое, которое проводил Совет по безопасности Нидерландов (DSB) под эгидой Международной организации гражданской авиации (ICAO), и криминальное (уголовное), которое ведется международной Объединенной следственной группой (JIT) под руководством прокуратуры Нидерландов. Каждое из этих двух расследований независимо от другого, в также от правительств своих стран и и тем более от кого бы то ни было за их пределами.

Формально говоря, у России нет никаких оснований принимать участие ни в одном из расследований, так как Россия не имеет никакого отношения (ведь так, Владимир Владимирович?) к трагедии МН17, потому что: погибший лайнер не российский (малазийский), летел не из России (из Амстердама), летел не в Россию (в Куала-Лумпур), на борту среди 298 погибших российских граждан не было, в воздушное пространство лайнер не входил (не долетел), погиб не в российском воздушном пространстве (в украинском), обломки самолета упали не на российскую территорию (на украинскую).

Россия имеет такие же основания участвовать в расследовании, Мозамбик или Пакистан. Именно это зафиксировано в параграфе 5.18 Приложения 13 к Конвенции о международной гражданской авиации «Расследование авиационных происшествий и инцидентов» (http://www.aviadocs.net/icaodocs/Annexes/an13_cons_ru.pdf), оговаривающем круг участников расследования авиапроисшествия помимо «государства, проводящего расследование» (Голландия) и «государства места события» (Украина): «каждое государство регистрации [воздушного судна, это Малайзия], государство эксплуатанта [Малайзия], государство разработчика [США] и государство-изготовитель [США] имеет право назначать уполномоченного представителя для участия в расследовании».

Статус России в деле гибели рейса МН17 согласно этому основополагающему документу определен как «любое другое государство» (пункты 5.14 и 5.15). И что интересно – американцы как «государство-разработчик» и «государство-изготовитель» не участвуют в криминальном расследовании, но ни разу на это не пожаловались.
Вместе с тем Россия, как страна-член ICAO, была обязана предоставить по запросу технического расследования любую имевшуюся у нее информацию (параграф 5.14 Приложения 13). Например, первичные данные военных радаров, которые мы не предоставили в принципе. Или первичные данные гражданских радаров, которые мы техническому расследованию не предоставили, а передали спустя несколько лет криминальному следствию, еще полгода мурыжа с нестандартным форматом записи.

Будучи «любым другим государством» в деле МН17, Россия могла получить ограниченный доступ к техническому расследование только передав следствию какую-либо полезную информацию, при этом (параграф 5.25) «…участие государств, не являющихся государством регистрации, государством эксплуатанта, государством разработчика и государством-изготовителем, может ограничиваться теми вопросами, которые дают таким государствам участвовать в расследовании в соответствии с п.5.23».

А параграф 5.23 говорит о том, что мы, конечно, можем назначить своего представителя в расследование, но он получит доступ только к вопросам, касающихся переданных нами материалов, получит ограниченный доступ к другим документам, и даже сможет высказать замечания к проекту итогового документа – все, ничего больше. И так как концерн «Алмаз-Антей» передал свои данные голландцам, они допустили нас к следствию в указанных рамках, без какой-либо дискриминации и ограничений.

Ну что касается допуска России к уголовному следствию или участия в нем – никаких оснований для этого нет. У нас нет никаких оснований для возбуждения уголовного дела по факту гибели МН17, а значит - и участвовать в таком расследовании, проводимом другими. Наше нытье на эту тему лишний раз подтверждает правоту слов Глеба Жеглова из к/ф «Место встречи изменить нельзя»: «Да любой преступник полжизни отдаст, чтобы мельком взглянуть на бумагу на моем столе!» Поэтому нам бы тут лучше помолчать. Как американцам, например, или японцам, итальянцам… далее по списку.

3. «Наши аргументы в расчет не принимаются»;

- вот это, мягко говоря, неправда. Начнем с аргументов. Первым было заявление об украинском штурмовике Су-25, прозвучавшее на брифинге Минобороны РФ 21 июля 2014 года. Там же было заявлено, что эти «данные объективного контроля» со штурмовиком будут переданы следствию. А 26 сентября 2016 года на следующем брифинге нашего Минобороны мы подтвердили, что никакого другого самолета рядом с МН17 не было вообще.

Другой пример: 22 декабря 2014 года Следственный комитет РФ «принял» украинского перебежчика Евгения Агапова, который подтвердил, что рейс МН17 сбил украинской летчик-штурмовик Владислав Волошин. Агапов даже прошел проверку на полиграфе Следственного комитета – и «детектор лжи», полностью оправдывая свое название, подтвердил правоту Агапова. И, надо полагать, эти материалы наш СК тоже передал голландцам.

И даже когда 2 июня 2015 года концерн «Алмаз-Антей» заявил на весь мир на своей первой пресс-конференции, что МН17 был сбит «Буком», СК тут же заявил, что версия украинского Су-25 у них "является приоритетной". Ну а в следующем годы мы признали, что укр-Су-25 – полная туфта. Так что из вышеперечисленного является «аргументами, не принятыми в расчет»?

На самом деле вся и любая информация, которую Россия передавала следствию, принята в расчет и подвергнута самой тщательной проверке. Но в документы расследования (как технического, так и криминального) вошли только те «аргументы», которые выдержали эту проверку.

В частности, в итоговый отчет Совета по безопасности Нидерландов от 13 октября 2015 года вошел ВЕСЬ материал, предоставленный концерном ПВО «Алмаз-Антей» касательно технических характеристик и параметров зенитной ракеты 9М38М/9М38М1 и ее боевой части 9Н314М (стр. 134-135, https://www.onderzoeksraad.nl/…/debcd724fe7breport-mh17-cra…). Более того, на странице 142 итогового отчета DSB приведена таблица С РЕЗУЛЬТАТАМИ РАСЧЕТОВ КОНЦЕРНА «АЛМАЗ-АНТЕЙ».

Другой принципиальнейший момент: данные (пардон, «аргументы») концерна «Алмаз-Антей» о том, что пуск ракеты был произведен из окрестностей села Зарощенское (ракета подлетала к лайнеру справа-сбоку), а не из Снежного (подлет спереди), подвергся самому тщательному и детальному исследованию, с несколькими циклами компьютерного моделирования.

Это проверялось независимыми исследованиями, по собственным методикам голландской Организацией научно-прикладных исследований (TNO), аналогом нашего Центра Келдыша, Национальной аэрокосмической аудиторией Нидерландов (NLR) и украинским научно-исследовательским институтом судебной экспертизы (НИИСЭ) в сотрудничестве с Минобороны Украины, имеющее такие же ракеты на вооружении.

Ни одна из этих организаций даже близко не смогла получить результаты «Алмаз-Антея». Наиболее обширным и детальным были многомесячные исследования TNO, которые пришли к однозначному выводу – наблюдаемая картина поражения самолета, читаемая по его обломкам, обеспечивается ТОЛЬКО ПРИ ПУСКЕ ИЗ РАЙОНА СНЕЖНОГО. С результатами исследований TNO можно ознакомиться в Приложении Y «Damage reconstruction due to impact of high-energetic particles on Malaysia Airlines flight MH17», дополнение А «Impact pattern of warhead 9N314M» к итоговому отчету DSB (https://www.onderzoeksraad.nl/…/edde09c73ca4appendix-y-tno-…).

Исходя из результатов нескольких независимых исследований (стоит упомянуть еще Минобороны Нидерландов) техническое расследование DSB пришло к однозначному выводу, что данные концерна «Алмаз-Антей» по точке подрыва боеголовки ракеты и ориентации ракеты в этот момент ошибочны, а следовательно - и место пуска из Зарощенского. Вместе с тем в итоговый отчет включены как наши неправильные «аргументы», так и подтвержденные независимыми исследованиями правильные данные, дающее наибольшее совпадение с реальной картиной поражения самолета – это возможно только при подлете ракеты на встречном курсе, из района Снежного.

Голландцы все принимают, да не все хавают без проверки. Именно поэтому на стр. 146 Итогового отчета DSB представлены аргументы (теперь без кавычек) российского концерна "Алмаз-Антей" с указанием места пуска зенитной ракеты из района Снежного. Еще раз - на странице 146 голландского отчета приведены результаты расчета "Алмаз-Антея", ПОДТВЕРЖДАЮЩИЕ пуск из района Снежного.

4. «Расследование катастрофы должно быть объективным и вестись всеми сторонами»;

- Владимир Владимирович, вы по юрист по образованию и знаете, что если говорить про уголовное следствие, то в любом расследовании есть следователи, свидетели, подозреваемые, обвиняемые и посторонние. Посторонние к следствию никаким боком, но могут быть свидетелями, подозреваемыми или обвиняемыми. Но они не могут стать следователями – здесь одного желания недостаточно.

Так мы посторонние или нет? Если мы посторонние, что у нас такое же право настаивать на участии в расследовании, как у каждого из 193 стран-членов ООН. Но тогда это будет не расследование, а балаган. А если мы не посторонние – следствие нас уведомит о нашем статусе (при его наличии).

На сегодняшний день, по данным следствия – гражданский авиалайнер был сбит штатным оружием российской в/ч 32406 – ракетной установкой «Бук», принадлежавшей 53-й зенитно-ракетной бригаде 20-й гвардейской общевойсковой армии Западного военного округа Вооруженных сил Российской Федерации. Какой у нас будет статус дальше – посмотрим по итогам следствия, пока что мы строевым шагом идем в обвиняемые.
Что же касается нашего участия в техническом расследовании – см. выше п.2
Вадим Лукашевич
Tags: flight mh17, расследование
Subscribe
Buy for 20 tokens
Лариса Вакульницька зробила велику роботу й розшифрувала свідчення на суді колишнього міністра оборони М. Коваля. Прочитайте, хто любить уважно читати і думати. 1. https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=738765602982710&id=100005478302156 2.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments