Ле Фея (lilith_le_fairy) wrote in peaceinukraine,
Ле Фея
lilith_le_fairy
peaceinukraine

Categories:

Как и почему контрактники бегут из российской армии


Избиения, вымогательства, обман и принудительные командировки в горячие точки — что вынуждает служащих по контракту покидать место службы и чем они за это расплачиваются.

По контракту в России служат почти 400 тысяч человек. Ежегодно тысячу из них судят за попытку оставить место службы. Это меньше одного процента, но побег — крайняя мера, на которую решаются далеко не все. «Важные истории» рассказывают, что вынуждает контрактников бежать со службы — и к каким последствиям это приводит.

«Сергеевка — богом забытое место», — пишет о части один из участников закрытой группы для служащих и их родных во «ВКонтакте». Все опрошенные «Важными историями» служащие и их родственники рассказывают, что там процветают вымогательства и насилие.

В части — давний этнический конфликт. Одна из немногих видеозаписей из Сергеевки — минутный ролик «Массовая драка дагестанцев и якутов в армии»: почти ничего не видно, черное пятно толпы вдалеке, кто-то падает на землю, крики, голос: «Вон рубанули кого-то, рубанули двоих ***** (совсем)».

Артем Самохвалов из Пермской области, служивший в Сергеевке примерно в то же время, что и Сапегин, говорит, что драка произошла в период его службы: «На плацу якуты с дагестанцами дрались. Видео выложили, московская проверка должна была приехать. Зачинщиков, осетина и дагестанца, за два дня до окончания службы домой отправили. Командиры сразу предупредили: никто ничего не видел, двое, может, подрались, и всё».

«Там считай командиров нет русских, одни дагестанцы, — рассказывает Сапегин. — Языка общего русский не может с дагестанцем найти. Дагестанцы друг за друга идут, а русские боятся всего этого. Нас было четверо таких, кто не боялся. Остальные деньги, телефоны, карточки — всё поотдавали».

Самохвалов тоже жалуется на сослуживцев из Дагестана. Как и Сапегин, Самохвалов совершил так называемое самовольное оставление части (СОЧ) — отказался возвращаться из отпуска, требуя перевода в другую часть или увольнения с контракта.

То же о части рассказывают родственники других служащих, опрошенные корреспондентом «Важных историй». Некоторые из них говорят, что часть в страхе держат не только выходцы из Дагестана, но и уроженцы Республики Тыва.

«Если так распределяется, что много ребят из определенных регионов в одном подразделении, то они часто объединяются по принципу землячества, — говорит юрист Антон Щербак из правозащитной организации „Солдатские матери Санкт-Петербурга“. — Такое возможно в крупных частях: бригадах, дивизиях. Чаще всего, по нашим наблюдениям, объединяются ребята с Кавказа, ребята из Республики Тыва [тоже] этим славятся. В Елани [в Свердловской области] несколько лет назад военнослужащие по контракту из Тывы на ножах выясняли отношения: люди баррикадировались в казарме, кровь, ужас». По его словам, даже пятеро могут держать в страхе сорок и больше человек, часто начинаются избиения и вымогательства.

«Иногда это происходит при прямом покровительстве командования, — говорит Щербак. — Они видят, что ребята страх нагоняют на коллектив, соответственно, их можно назначать старшими».

Местные жители и служащие, рассказывая о вымогательствах, тоже обязательно упоминают национальность. «До 2010 года здесь всем рулили кавказцы, потом командирам удалось поставить их на место, — говорил один из служащих в интервью VL.ru. — Так было до осени 2016-го, когда сюда привезли около 50 человек из Дагестана и других республик Северного Кавказа. Когда их распределили по подразделениям, стал разрастаться весь этот беспредел». В части не ответили на запрос «Важных историй».

«Нас особо никто не спрашивал — просто вывели из строя, кто больше полугода отслужил: „Поздравляем, ребята, вы теперь контрактники!“, — рассказывает Анатолий Балыбердин из Свердловской области (имя и место жительства героя изменены по просьбе героя. — Прим. ред.). — Я пытался сначала уволиться, как мне обещали, по испытательному сроку, без статьи. Но получилось, как получилось».

«Закон разрешает переход со срочной службы на контракт, — поясняет Левинсон из „Гражданина и армии“. — И командиры часто в добровольно-принудительном порядке заставляют срочников писать рапорт на заключение контракта, потому что у них план, чтобы контрактников в этом году было больше, чем в прошлом».

Срочникам, которые сейчас служат всего год, обещают, что служить по контракту дольше не придется — несмотря на то, что первый контракт обычно заключают на два или три года. Руководство, по словам Левинсона, заверяет солдат, что их уволят через год, «как только дембель подойдет», а потом говорит: «нет, служи, ты же [контракт] подписал!»

«Служба по контракту — это не трудовые отношения, когда человек может написать заявление за две недели [до ухода]», — говорит Левинсон. Уволить контрактника могут либо по инициативе командования за невыполнение условий контракта, либо при наличии уважительных причин — устанавливать и оценивать их будет аттестационная комиссия части.

«В законодательстве эти уважительные причины не установлены, а в трактовке Верховного суда уважительными являются только те причины, которые объективно не позволяют в полном объеме выполнять условия заключенного контракта, — поясняет Щербак из „Солдатских матерей Санкт-Петербурга“. — Например, если супруга по каким-либо причинам не работает, и семья живет только на денежное довольствие мужа, которое при его разделении на всех членов семьи дает меньше прожиточного минимума на человека».

Уволиться по невыполнению условий контракта тоже непросто, говорит Щербак: «Мы сталкивались с тем, что у человека три, четыре взыскания, выговор, строгий выговор, еще строгий выговор — и его не увольняют».

Балыбердин заключил контракт в ноябре 2016 года — и сразу же уехал в командировку в Ростовскую область, на полигон у границы с Украиной: «Ни для кого не секрет, что там наши войска стоят. Но если б я был срочником, меня бы туда не отправили. Туда выезжали только БТГр (батальонные тактические группировки), в которых только по контракту служат».

Еще в 2015 году правозащитники рассказывали, как солдат срочной службы пытались заставить подписать контракты, чтобы отправить на Донбасс. На тот момент там проходили боевые действия в рамках вооруженного конфликта между Украиной и непризнанными Донецкой и Луганской народными республиками. Россия отрицала, что в конфликте участвуют российские военнослужащие, однако СМИ и правозащитники неоднократно публиковали доказательства участия российской армии в конфликте. При этом погибших в Украине российские власти официально называли погибшими «на учениях в Ростовской области».

Как и Балыбердину, срочникам, которых хотели отправить на Донбасс, обещали, что служить весь срок контракта не придется — после командировки они без проблем смогут уволиться. «Сыну объяснили, что контракт — формальность. Он нужен, потому что срочников можно отправлять на учения только на месяц, а в Ростовскую область требуется на три», — рассказывал журналистам отец одного из военнослужащих.

Некоторым служащим, отказавшимся подписать контракт ради поездки в Ростов, правозащитники помогли добиться демобилизации в срок, но Балыбердин к ним не относится.

После безуспешных попыток уволиться на испытательном сроке в феврале 2017 года он бежал из армии — точнее, просто не вернулся из отпуска. Балыбердин знал, что его ищут. По его словам, в родном городе он связался с местной комендатурой: там ему сказали, что, заставив его подписать контракт, с ним поступили несправедливо и что он может избежать наказания. Но в итоге местный Следственный комитет возбудил дело по части 4 статье 337 УК РФ — о самовольном оставлении места службы продолжительностью свыше одного месяца. Такая статья предполагает наказание в виде лишения свободы на срок от года до пяти лет.

В приговоре Балыбердина (есть в распоряжении редакции «Важных историй») приводятся показания его матери: в мае 2017 года сын приехал к ней домой и рассказал, что не вернулся в часть из отпуска, потому что «опасался, что его отправят в служебную командировку на Донбасс». «Страха перед этим не было на самом деле, надо было просто себя как-то оправдать, — говорит он сейчас. — Просто я вообще не собирался по контракту служить, я пришел отслужить свой год и уйти домой».

Суд признал Балыбердина виновным и приговорил его к году лишения свободы условно, после этого его уволили из части, несмотря на то, что по приговору командование должно было наблюдать за его поведением во время испытательного срока. По телефону с корреспондентом «Важных историй» он разговаривал, находясь в колонии-поселении — туда он недавно попал уже по другой статье, за кражу.
Источник.
Tags: руцкимирЪ
Subscribe

  • Тортури в СБУ....

    Туповатый Баканов не понимает разницы между «ментовкой» и спецслужбой, пытки СБУ продолжает использовать в полный рост. .....…

  • * * *

  • Меня тут спросили

    "А шо, у нас правда есть такая техника?" Есть версия, что это «дэсь назнимали, а показують, начэ на паради було». Это граждане Украины такую…

promo peaceinukraine march 15, 15:56 5
Buy for 20 tokens
Все слышали такую сказку, что якобы украинцы, белорусы и русские – это братский единокровный народ, который происходит якобы от триединой древнерусской народности. Ученые открыли страшную тайну – мы не братья. Праславянский этнос, конечно, существовал где-то со II тысячелетия до нашей эры, из…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments